Независимая экспертиза: + 7 (495) 502-49-40

Обобщение по ОСАГО | Арбитражный Суд Алтайского края

Обобщение по ОСАГО

ОБОБЩЕНИЕ

судебной практики Арбитражного суда Алтайского края по рассмотрению споров, возникающих при исполнении договоров об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств

В соответствии с планом работы арбитражного суда Алтайского края на 1 полугодие 2007 года изучена практика рассмотрения споров, вытекающих из договоров обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных (далее - ОСАГО) средств за 2005-2006 годы.

За указанный период было рассмотрено по данной категории споров:

в 2005 году - 23 дела; в 2006 году - 16 дел.

Из дел, рассмотренных в 2005 году, обжаловано в апелляционной инстанции 7 решений, в кассационной инстанции - 2 судебных акта. Все судебные акты суда первой инстанции оставлены без изменения.

Из дел, рассмотренных в 2006 году, решения по 7 делам обжалованы в апелляционном порядке и оставлены без изменения, отменено в кассационной инстанции 3 судебных акта.

В порядке надзора пересмотрены судебные акты по 2 делам:

по делу № А03-4597/05-12 отменено постановление кассационной инстанции, оставлены в силе решение и постановление апелляционной инстанции;

по делу № А03-11471/05-19 все судебные акты (первой, апелляционной и кассационной инстанций) об отказе в иске, отменены и принято новое решение об удовлетворении иска.

Как институт в системе законодательства России, страхование ответственности владельцев транспортных средств, появилось с принятием Федерального закона от 25.04.2002 № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (далее - Закон об ОСАГО), который вступил в силу с 01.07.2003.

Кроме указанного специального Закона, отношения по ОСАГО регулируются нормами Гражданского кодекса РФ о страховании (глава 48), Правилами обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утвержденными Постановлением Правительства РФ от 07.05.2003 № 263 (далее - Правила об ОСАГО).

1. Поскольку после выплаты потерпевшему страхового возмещения к его страховщику переходит право требования (суброгация) выплаченной суммы, этот страховщик вправе в порядке суброгации требовать выплаты страхового возмещения со страховщика, которым застрахована ответственность причинителя вреда.

Страховая компания (истец), выплатившая своему страхователю страховое возмещение по договору страхования транспортного средства по риску «ущерб», обратилась с иском к страховой компании (ответчик), застраховавшей ответственность причинителя вреда, о взыскании страхового возмещения в пределах, которые предусмотрены за повреждение транспортного средства Законом об ОСАГО.

Требование обосновано статьей 965 Гражданского кодекса РФ, согласно которой к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования (суброгация).

Возражая против иска, ответчик также сослался на пункт 4 статьи 931 Гражданского кодекса РФ и указал, что в силу буквального понимания указанной нормы при суброгации страховщик вправе предъявить требование только к лицу, которое ответственно за убытки, то есть, к причинителю вреда.

Удовлетворяя иск в полном объеме, суд первой инстанции исходил из того, что в соответствии с пунктом 4 статьи 931 Гражданского кодекса РФ в случае, когда ответственность за причинение вреда застрахована в силу того, что ее страхование обязательно, лицо, в пользу которого считается заключенным договор страхования, вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы.

Таким образом, истец, выплатив страховое возмещение страхователю, в силу пункта 1 статьи 965 Гражданского кодекса РФ приобрел право требовать от страховщика, застраховавшего ответственность причинителя вреда, выплаты страхового возмещения на основании пункта 4 статьи 931 Гражданского кодекса РФ.

Постановлением апелляционной инстанции решение суда оставлено без изменения.

Кассационная инстанция судебные акты отменила и приняла новое решение об отказе в иске, ссылаясь на то, что законом не предусмотрено обращение страховщика потерпевшего непосредственно к страховщику причинителя вреда. Предъявление требования возможно исключительно к лицу, несущему ответственность за причиненный ущерб, каковым ответчик не является.

Пересмотрев в порядке надзора постановление суда кассационной инстанции, Президиум ВАС РФ его отменил, оставив в силе судебные акты суда первой и апелляционной инстанции.

При этом ВАС РФ указал, что согласно статье 965 Гражданского кодекса РФ к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования (суброгация).

При суброгации происходит перемена лица в обязательстве на основании закона (статья 387 Кодекса), поэтому перешедшее к страховщику право должно быть реализовано им с соблюдением правил, регулирующих отношения между страхователем и ответственным за убытки лицом.

Таким образом, выплатив страховое возмещение страхователю, имуществу которого причинен ущерб, страховщик занял место потерпевшего в отношениях вследствие причинения вреда и получил право требования возмещения ущерба.

Поскольку ответственность причинителя вреда застрахована в силу обязательности ее страхования, истец получил право требования возмещения вреда непосредственно со страховщика причинителя вреда на основании закона (пункт 4 статьи 931 Кодекса).

(Дело № А03-4597/05-12)

2. Содержащееся в пункте 63 Правил об ОСАГО положение об учете износа имущества противоречит Закону об ОСАГО и общим правилам гражданского законодательства о возмещении убытков, поэтому по вопросу о размере страховой выплаты на основании пункта 2 статьи 13 Арбитражного процессуального кодекса РФ следует руководствоваться данным Законом как актом имеющим большую юридическую силу.

Страховая компания (истец), выплатившая страховое возмещение по договору страхования транспортного средства по риску «Полное КАСКО», обратилась с иском к страховой компании (ответчик), застраховавшей ответственность причинителя вреда, о взыскании страхового возмещения.

Требование обосновано статьей 965 Гражданского кодекса РФ, согласно которой к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования (суброгация).

Возражая против иска, ответчик также сослался на 931 Гражданского кодекса РФ и указал, что в силу буквального понимания указанной нормы, страховщик вправе предъявить требование только к лицу, которое ответственно за убытки, то есть к причинителю вреда. Кроме того, ответчик возражал в отношении расчета страховой выплаты, который не учитывал состояние транспортного средства в момент причинения вреда со ссылкой на пункт 63 Правил об ОСАГО.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения судами апелляционной и кассационной инстанциями, в удовлетворении иска отказано.

Пересмотрев в порядке надзора решение суда первой инстанции и постановления вышестоящих инстанций, Президиум ВАС РФ судебные акты отменил, иск удовлетворил, указав на право страховщика, выплатившего страховое возмещение в счет возмещения ущерба имуществу страхователя по договору «Полное КАСКО» требовать в порядке суброгации выплаты страхового возмещения со страховщика, которым застрахована ответственность причинителя вреда. При этом, Президиум ВАС РФ дал оценку возражениям ответчика по размеру страхового возмещения, признав их необоснованными исходя из следующего.

Пунктом 63 Правил установлена необходимость учитывать износ частей, узлов, агрегатов и деталей при определении размера восстановительных расходов, которые определяют размер страховой выплаты.

Правила об ОСАГО изданы в соответствии с Законом об ОСАГО для определения условий, на которых заключается договор обязательного страхования (статья 5 Закона), поэтому положения Правил не должны противоречить этому Закону.

Основными целями и принципами Закона об ОСАГО являются защита прав потерпевших по возмещению вреда, причиненного их жизни, здоровью и имуществу, недопустимость ухудшения положения потерпевшего и снижения установленных Законом гарантий его прав на возмещение вреда при использовании транспортных средств другими лицами.

Для реализации этих целей и принципов названный Закон устанавливает размер страховой суммы (статья 7 Закона), в пределах которого потерпевший вправе требовать страховую выплату по обязательному страхованию (статьи 13 Закона).

Закон не предусматривает ограничения страховой выплаты в связи с состоянием, в котором находилось имущество в момент причинения вреда.

Подобное ограничение противоречило бы положению гражданского законодательства о полном возмещении убытков вследствие повреждения имущества потерпевшего, поскольку необходимость расходов, которые он должен будет произвести для восстановления имущества, вызвана причинением вреда.

Содержащееся в пункте 63 Правил положение об учете износа имущества противоречит Закону об ОСАГО и общим правилам гражданского законодательства о возмещении убытков, поэтому по вопросу о размере страховой выплаты Президиум на основании пункта 2 статьи 13 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации руководствовался данным Законом как актом, имеющим большую юридическую силу.

(Дело № А03-11471/05-19)

3. Поскольку в правоотношениях по обязательному страхованию гражданской ответственности владельцев транспортных средств личность потерпевшего имеет существенное значение для страховщика, право требования к страховщику не может быть передано другому лицу.

Акционерное общество обратилось с иском к страховой компании о взыскании ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия. Исковые требования основаны на договоре уступки права требования.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения кассационной инстанцией, в удовлетворении иска отказано, договор уступки требования признан недействительным.

В силу норм главы 24 Гражданского кодекса РФ о перемене лиц в обязательстве выгодоприобретатель сам вправе заменить себя на другого выгодоприобретателя на любой стадии исполнения договора страхования, если это не противоречит закону или договору.

В договорах страхования ответственности (за причинение вреда и договорной) выгодоприобретатель назначен законом и не может быть изменен волеизъявлением сторон.

В соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 931 Гражданского кодекса РФ договор страхования риска ответственности за причинение вреда считается заключенным в пользу лиц, которым может быть причинен вред (выгодоприобретателей), даже если договор заключен в пользу страхователя или иного лица, ответственных за причинение вреда, либо в договоре не сказано, в чью пользу он заключен.

В случае, когда ответственность за причинение вреда застрахована в силу того, что ее страхование обязательно, а также в других случаях, предусмотренных законом или договором страхования такой ответственности, лицо, в пользу которого считается заключенным договор страхования, вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы.

Конституционный Суд РФ в Постановлении от 31.05.2005 N 6-П указал, что, именно, посредством введения обязательного страхования риска гражданской ответственности владельцев транспортных средств - страхователей в договоре обязательного страхования потерпевшим, которые в силу пункта 3 статьи 931 Гражданского кодекса РФ, признаются выгодоприобретателями и в пользу которых считается заключенным данный договор, обеспечиваются: право на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, право на охрану здоровья, защита имущественных прав (статья 37, части 1 и 3; статья 35, часть 1; статья 41, часть 1; статья 53 Конституции РФ).

При таких обстоятельствах, суд посчитал, что личность потерпевшего (выгодоприобретателя) имеет значение в правоотношениях сторон по обязательному страхованию ответственности, и указал, что право требования к страховщику не может быть передано другому лицу.

Поскольку в силу пункта 2 статьи 388 Гражданского кодекса Российской Федерации не допускается без согласия должника уступка права требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника, то замена выгодоприобретателя, имеющего значение для страховщика в обязательстве по страхованию ответственности, не допускается.

Названное обстоятельство обоснованно признано основанием для того, чтобы считать договор уступки прав требования недействительным.

(Дело № А03-12446/06-27)

4. Страховая компания при выплате страхователю денежных средств по Закону об ОСАГО и соответствующему договору обязана в составе реального ущерба возместить утрату товарной стоимости автомобиля.

Общество обратилось с иском к страховой компании, застраховавшей его ответственность как владельца транспортных средств, о взыскании реального ущерба, понесенного в связи с выплатой потерпевшему сумму утраты товарной стоимости автомобиля, поврежденного в ДТП, и оплатой услуг оценочной экспертизы.

Отказывая в удовлетворении иска, суды первой и апелляционной инстанции исходили из того, что Правилами об ОСАГО страховая сумма ограничена размером восстановительных работ поврежденного автомобиля и не предусматривает возмещение дополнительных расходов, вызванных улучшением и модернизацией имущества, или расходов, вызванных временным, вспомогательным ремонтом, к которым, как посчитал арбитражный суд, относится и стоимость товарного вида поврежденного автомобиля.

Принимая по делу новое решение об удовлетворении иска, суд кассационной инстанции указал, что утрата товарной стоимости представляет собой уменьшение стоимости поврежденного в ДТП транспортного средства, вызванное преждевременным ухудшением товарного вида автомобиля (внешнего вида) и его эксплуатационных качеств из-за снижения прочности и долговечности отдельных деталей, узлов, механизмов и т.д. автомобиля и его последующего ремонта. Утрата товарной стоимости автомобиля относится к реальному ущербу наряду со стоимостью ремонта и запасных частей, поскольку уменьшение потребительской стоимости поврежденного в ДТП автомобиля нарушает права владельца этого транспортного средства и это нарушение может быть восстановлено посредством выплаты денежной компенсации.

В соответствии с подпунктом «а» пункта 60 Правил об ОСАГО, при причинении вреда имуществу потерпевшего возмещению в пределах страховой суммы подлежит реальный ущерб, а поскольку к реальному ущербу относится и утрата товарной стоимости, то страховая компания по договору ОСАГО обязана выплатить страхователю в полном объеме страховое возмещение в пределах суммы, установленной договором страхования.

Таким образом, требования истца об обязанности выплаты ему страховой организацией товарной стоимости поврежденного транспортного средства и расходов по экспертизе, основанные на условиях договора страхования и Закона об ОСАГО.

(Дело № А03-5029/06-19)

5. Наделение собственником в договоре аренды транспортного средства арендатора правом обращаться к страховщику за возмещением ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия, не является препятствием для обращения самого собственника к страховщику с таким требованием.

Общество, имуществу которого причинен ущерб в результате ДТП, обратилось к страховщику причинителя вреда с иском о взыскании страхового возмещения.

В удовлетворении иска судом первой и апелляционной инстанций отказано, на том основании, что в договоре аренды транспортного средства содержалось условие о праве арендатора при наступлении страхового случая и причинении третьими лицами вреда сданному в аренду автомобилю обращаться в качестве потерпевшего к страховщику с заявлением о выплате страхового возмещения. Наличие такого условия в договоре аренды арбитражный суд расценил как основание, лишающее собственника поврежденного в ДТП автомобиля требовать от страховой компании каких-либо выплат, поскольку правом требования страхового возмещения собственник наделил арендатора.

Кассационная инстанция отменила судебные акты и направило дело на новое рассмотрение указав следующее:

Согласно статье 35 Конституции РФ право частной собственности охраняется законом и собственник имущества владеет, пользуется и распоряжается этим имуществом как единолично, так и совместно с другими лицами.

Статья 209 Гражданского кодекса РФ содержит аналогичные положения и не лишает собственника возможности при передаче имущества третьим лицам во временное пользование оставаться его собственником.

Статья 930 Гражданского кодекса РФ устанавливает, что имущество может быть застраховано по договору страхования в пользу лица, имеющего основанный на законе, ином правовом акте или договоре интерес в сохранении имущества.

Интерес в сохранении имущества имеется у собственника и в том случае, когда обязанность нести расходы по замене утраченного или восстановлению поврежденного имущества им возлагается на другое лицо, в частности, когда по условиям договора аренды обязанность по ремонту поврежденного имущества, принадлежащего собственнику, возлагается на арендатора, поскольку собственник обладает наиболее полным абсолютным правом на принадлежащее ему имущество и всегда имеет основанный на законе интерес в его сохранении. Правомерность этих выводов подтверждается разъяснениями Президиума ВАС РФ, содержащимися в Информационном письме N 75 от 28.11.2003 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с исполнением договоров страхования».

Таким образом, нормы материального права, регулирующие правоотношения, связанные со страхованием автотранспорта, не содержат положений, в силу которых собственник имущества при наступлении страхового события не вправе обращаться к страховщику за выплатой ему страхового возмещения, и выводы арбитражного суда по этому вопросу противоречат нормам материального права.

То обстоятельство, что в договоре аренды собственник наделил арендатора правом обращаться к страховщику за возмещением ущерба, не означает, что сам собственник такое право утратил.

6. Владельцы, использующие транспортное средство на законном основании, но не указанные в страховом полисе, не исключаются из числа лиц, чей риск гражданской ответственности является застрахованным по договору обязательного страхования ответственности владельцев транспортных средств, что не предполагает право страховщика отказать в осуществлении страховой выплаты при причинении такими владельцами транспортных средств вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевших.

При рассмотрении дела о взыскании страхового возмещения со страховщика, застраховавшего ответственность владельца транспортного средства, было установлено, что транспортным средством страхователя в момент совершения ДТП управляло по доверенности лицо, не указанное в полисе ОСАГО.

Возражая против иска, ответчик сослался на статью 1 Закона об ОСАГО, в силу которой страховым случаем признается наступление гражданской ответственности страхователя, иных лиц, риск ответственности которых застрахован.

Удовлетворяя исковые требования и отклоняя доводы ответчика, суд исходил из следующего:

В силу статьи 15 Закона об ОСАГО по договору ОСАГО считается застрахованным риск гражданской ответственности самого страхователя, иного названного в договоре владельца транспортного средства, а также других лиц, использующих транспортное средство на законных основаниях.

Пунктом 4 статьи 14 Закона об ОСАГО страховщику предоставлено право регрессного требования к лицу, которое причинило вред при пользовании транспортным средством, в отсутствие права на управление транспортным средством.

Статья 16 Закона об ОСАГО предусматривает возможность заключения договоров с учетом ограниченного использования транспортного средства, по которым понимается управление им только указанными страхователем водителями и (или) сезонное использование транспортного средства (в течение шести или более определенных указанными договорами месяцев в календарном году).

С учетом того, что страховщик, выплативший страховое возмещение, вправе в порядке регресса к лицу, ответственному за причинение вреда, получить возмещение в размере страховой выплаты, суд не нашел оснований для освобождения страховщика от обязанности выплатить при данных обстоятельствах потерпевшему страховое возмещение.

Решение суда оставлено без изменения апелляционной и кассационной инстанциями. (Дело № А03-5832/06-24)

Такую позицию следует считать правомерной и обоснованной.

Согласно статье 1 Закона об ОСАГО под страховым случаем понимается наступление гражданской ответственности страхователя, иных лиц, риск ответственности которых застрахован по договору обязательного страхования, в частности, за причинение вреда имуществу потерпевших при использовании транспортного средства, которое влечет за собой обязанность страховщика произвести страховую выплату.

В соответствии с пунктом 2 статьи 15 Закона по договору обязательного страхования является застрахованным риск гражданской ответственности самого страхователя, иного названного в договоре владельца транспортного средства, а также других использующих транспортное средство на законном основании владельцев.

Статья 16 Закона предусматривает, что граждане вправе заключать договоры обязательного страхования с учетом ограниченного использования принадлежащих им транспортных средств. При осуществлении обязательного страхования с учетом ограниченного использования транспортного средства в страховом полисе указываются водители, допущенные к управлению транспортным средством, в том числе на основании соответствующей доверенности.

Таким образом, Закон предусматривает два условия, на которых может быть заключен договор обязательного страхования: страхование ответственности без ограничения использования транспортного средства другими водителями и с таким ограничением.

При наступлении гражданской ответственности лица, не включенного в договор обязательного страхования с условием об использовании транспортного средства только указанными в нем водителями, страховщик, на основании статьи 14 Закона имеет право предъявить регрессное требование к указанному лицу в размере произведенной страховщиком страховой выплаты.

Таким образом, независимо от того, на каких условиях заключен договор обязательного страхования, страховая сумма подлежит выплате потерпевшему, которому причинен вред в результате повреждения его автомобиля по вине управлявшего лица, не включенного в договор обязательного страхования в качестве водителя, допущенного к управлению транспортным средством, если такое лицо управляло автомобилем на законных основаниях (например, на основании письменной доверенности). При этом при заключении договора обязательного страхования с ограниченным использованием транспортного средства, у страховщика возникает право регрессного требования к указанному лицу в размере произведенной страховщиком страховой выплаты.

Как следует из определения Конституционного Суда РФ от 12 июля 2006 года N 377-О взаимосвязанные положения абзаца 11 статьи 1, пункта 2 статьи 15 и статьи 16 Закона об ОСАГО не могут рассматриваться как исключающие владельцев, использующих транспортное средство на законном основании, но не указанных в страховом полисе, из числа лиц, чей риск гражданской ответственности является застрахованным по договору обязательного страхования ответственности владельцев транспортных средств, и как предполагающие право страховщика отказать в осуществлении страховой выплаты при причинении такими владельцами транспортных средств вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевших.

В соответствии со статьей 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации обязанность возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, возлагается на собственника или законного владельца транспортного средства, если они не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы, умысла потерпевшего или выбытия транспортного средства из обладания в результате противоправных действий других лиц.

Последствия несоблюдения страхователем установленных в договоре ограничений предусмотрены законом и одновременно являются гарантиями прав страховщика: изменение размера страховой премии соразмерно увеличению страхового риска (пункт 1 статьи 16 Закона об ОСАГО), реализация права на регрессное требование (статья 14 Закона об ОСАГО).

Пунктом 2 статьи 6 названного Закона наступление гражданской ответственности за причинение вреда лицом, не указанным в договоре обязательного страхования в качестве допущенного к управлению транспортным средством водителя, из страховых рисков по обязательному страхованию не исключается.

Следовательно, причинение вреда лицом, не указанным в полисе обязательного страхования, отказа в страховой выплате не влечет, а лишь позволяет страховщику решать вопрос о последствиях отступления от условия договора об ограничениях с допустившими его лицами.

При рассмотрении дела со сходными обстоятельствами (№ А03-6357/06-30) суд отказал в удовлетворении иска со ссылкой на отсутствие доказательств законности использования транспортного средства лицом, управлявшим им в момент ДТП.

Апелляционной инстанцией решение оставлено без изменения.

При этом суд исходил из положения Определения Конституционного Суда РФ от 12.07.2006 № 377-О, по смыслу которого законность владения транспортным средством подтверждается наличием у лица доверенности на его управление, выданной собственником.

Такой документ в подтверждение законности управления лицом, ответственным за ДТП представлен не был.

В кассационном порядке дела не рассматривалось.

Представляется, что при оценке обстоятельств, связанных с установлением факта законности владения транспортным средством следует исходить из более широкого круга оснований, позволяющих определить владение как законное.

Для целей Закона об ОСАГО используется понятие «владелец транспортного средства» и приводится перечень законных оснований владения транспортным средством (статья 1 Закона) - право собственности, право хозяйственного ведения или право оперативного управления, право аренды, доверенность на право управления транспортным средством, распоряжение соответствующего органа о передаче этому лицу транспортного средства и тому подобное).

Этот перечень не является исчерпывающим. В понятие «владелец» не включены лишь лица, управляющие транспортным средством в силу исполнения своих служебных или трудовых обязанностей, в том числе на основании трудового или гражданско-правового договора с собственником или иным владельцем транспортного средства.

Содержание названной нормы Закона указывает на то, что в его целях незаконным владением транспортным средством должно признаваться противоправное завладение им.

Остальные основания наряду с прямо оговоренными в Законе следует считать законными основаниями владения транспортным средством.

(Постановления Президиума ВАС РФ от 19.12.2006 № 9045/06, от 06.02.2007 № 10950/06)

7. Страховщик в порядке суброгации вправе предъявить требование о возмещении выплаченного страхового возмещения непосредственно к лицу, причинившему вред и в том случае, когда его ответственность как владельца транспортного средства застрахована другим страховщиком.

Страховщик, выплативший страховое возмещение страхователю на основании договора имущественного страхования транспортного средства, обратился в порядке суброгации на основании статьи 965 Гражданского кодекса РФ с иском к обществу, ответственному за причинение вреда имуществу потерпевшего.

Возражая против иска, ответчик указал, что поскольку его ответственность как владельца транспортного средства застрахована, требование следует предъявлять к застраховавшему ответственность страховщику.

Суд возражения отклонил, иск удовлетворил. Апелляционной инстанцией решение оставлено без изменения.

При этом суды первой и апелляционной инстанции исходили из положения пункта 4 статьи 931 Гражданского кодекса РФ, которым предусмотрено право лица, в чью пользу заключен договор страхования, предъявить требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы непосредственно страховщику.

По смыслу указанной правовой нормы потерпевший (выгодоприобретатель), а в данном случае страховая компания, к которой право требования перешло в порядке суброгации, имеет право требовать возмещения ущерба как со страховщика, который застраховал ответственность причинителя вреда, так и непосредственно с причинителя вреда.

(Дело № А03-15181/05-12)

8. Отсутствие заключения независимого оценщика о стоимости восстановительных расходов, необходимых для ремонта транспортного средства, как и не представление транспортного средства страховщику для осмотра, не являются безусловными основаниями для отказа в страховой выплате.

Страховая компания, выплатившая страховое возмещение страхователю, с которым заключен договор имущественного страхования транспортного средства по риску «ущерб», обратилась с иском к страховой компании, застраховавшей ответственность причинителя вреда.

Не оспаривая право на обращение с таким требованием, ответчик в возражениях на иск сослался на необоснованность его по размеру в связи с тем, что сумма восстановительных расходов для ремонта автомобиля потерпевшего не определялась независимым оценщиком, а само транспортное средство не представлялось страховщику для осмотра.

Удовлетворяя исковые требования, суд исходил из следующего:

В соответствии с пунктом 6 статьи 12 Закона об ОСАГО страховщик вправе отказать потерпевшему в страховой выплате или ее части только в случае, если ремонт поврежденного имущества или утилизация его остатков, проведенные до осмотра и независимой экспертизы (оценки) поврежденного имущества, не позволяют достоверно установить наличие страхового случая и размер убытков, подлежащих возмещению по договору обязательного страхования. Необходимым условием для отказа в страховой выплате является именно невозможность достоверно установить наличие страхового случая и размер убытков.

В силу пункта 73 Правил об ОСАГО в случае возникновения разногласий между страховщиком и потерпевшим относительно размера вреда, подлежащего возмещению по договору обязательного страхования, страховщик в любом случае обязан произвести выплату в неоспариваемой им части.

Размер выплаты истец определил в порядке, предусмотренном пунктом 13.5.2 Правил страхования, являющихся частью договора страхования, заключенного с потерпевшим, на основании счета и акта выполненных работ станции технического обслуживания.

Исходя из года выпуска транспортного средства и его пробега, страховщик определил процент износа автомобиля, исключив его из стоимости восстановительного ремонта.

В соответствии с пунктом 63 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств размер страховой выплаты в случае повреждения имущества потерпевшего определяется в размере расходов, необходимых для приведения имущества в состояние, в котором оно находилось до наступления страхового случая (восстановительных расходов). Восстановительные расходы оплачиваются исходя из средних сложившихся в соответствующем регионе цен. При определении размера восстановительных расходов учитывается износ частей, узлов, агрегатов и деталей, используемых при восстановительных работах.

При оценке доказательств, подтверждающих размер восстановительных расходов, суд пришел к выводу об обоснованности заявленной ко взысканию суммы страховой выплаты.

Автомобиль потерпевшего находился на гарантии, ремонт автомобиля выполнялся по условиям гарантии в сервисном центре дилера, стоимость ремонта определена по расценкам, применяемым ко всем автомобилям данной модели, виды работ соответствовали характеру повреждений, которые были зафиксированы в актах ГИБДД, составленных на месте ДТП.

Поскольку величина страхового возмещения рассчитана истцом в соответствии со статьей 15 Гражданского кодекса РФ в размере фактических затрат, понесенных страхователем на восстановление поврежденного автомобиля, суд пришел к выводу об обоснованности суммы иска.

В силу пункта 1 статьи 2 Закона об ОСАГО законодательство Российской Федерации об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств состоит из Гражданского кодекса РФ, настоящего Федерального закона, других федеральных законов и издаваемых в соответствии с ними иных нормативных правовых актов Российской Федерации, в связи с чем применение Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств не должно противоречить основным принципам обязательного страхования, в частности, принципу гарантии возмещения вреда, причиненного жизни, здоровью или имуществу потерпевших, установленному статьей 3 ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств».

(Дело № А03-15079/06-12)

Поскольку по данному вопросу отсутствует устоявшаяся судебная практика, предлагается при рассмотрении споров, связанных с оценкой доказательств, подтверждающих размер восстановительных расходов, исходить из положения пункта 63 Правил об ОСАГО, согласно которому восстановительные расходы оплачиваются исходя из средних сложившихся в соответствующем регионе цен.

В отсутствие акта независимого оценщика, для определения обоснованности размера восстановительных расходов целесообразно предлагать лицам, участвующим в деле, представить документы, подтверждающие, что фактически понесенные расходы по ремонту автомобиля соответствуют среднерыночным ценам.

9. Отказывая в удовлетворении иска о признании недействительным договора обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, арбитражный суд обоснованно исходил из того, что указанная в заявлении цель использования транспортного средства с учетом услуги, оказываемой ответчиком, прямо не предусмотрена в разделе договора «Цель использования транспортного средства».

Между страховой компанией и предпринимателем заключен договор от обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, выдан страховой полис. При подписании договора в графе «цель использования транспортного средства» заявления установленной формы страхователь указал «прочее транспортное средство».

После произошедшего дорожно-транспортного происшествия страховой компании стало известно, что указанный в договоре страхования автомобиль используется в качестве маршрутного такси. Полагая, что страхователь в заявлении при заключении договора в качестве цели использования транспортного средства должен был отметить «такси», а указание другой цели является заведомо ложным, истец обратился в суд с требованием о признании договора страхования недействительным на основании пункта 3 статьи 944 Гражданского кодекса РФ.

В силу пункта 3 статьи 944 Гражданского кодекса РФ страховщик вправе потребовать признания договора недействительным, если после его заключения будет установлено, что страхователем были сообщены заведомо ложные сведения об обстоятельствах, имеющих существенное значение для определения вероятности наступления страхового случая и размера возможных убытков от его наступления, если эти обстоятельства не известны и не должны быть известны страховщику.

Суд первой инстанции, отказывая в иске, исходил из того, что указанная в заявлении цель использования транспортного средства с учетом оказываемой страхователем услуги, прямо не предусмотрена в разделе «Цель использования транспортного средства».

При заключении договора страхования страховщик не оспорил сведения ответчика в части принадлежности транспорта к числу прочих.

В Информационном письме N 75 от 28.11.2003 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с исполнением договоров страхования» Президиум ВАС РФ разъяснил, что в случае сомнений в достоверности обстоятельств, сообщенных страхователем, страховщик вправе сделать письменный запрос в адрес страхователя для их конкретизации, такой запрос направлен не был.

Кассационной инстанцией решение суд оставлено без изменения.

(Дело № А03-7594/05-24)

10. В иске о признании недействительным договора обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств отказано, поскольку страховщик не доказал наличие у ответчика умысла на сообщение заведомо ложных сведений относительно режима использования транспортного средства при перевозке пассажиров.

Между сторонами заключен договор обязательного страхования гражданской ответственности транспортных средств.

В заявлении на заключение договора страхователем указано, что целью использования транспортного средства является использование его как «прочие» транспортные средства.

В соответствии с абзацем 2 пункта 1 статьи 944 Гражданского кодекса РФ существенными признаются, во всяком случае, обстоятельства, определенно оговоренные страховщиком в стандартной форме договора страхования (страхового полиса) или в его письменном запросе.

При заключении договора страхования ответчик сообщил страховщику сведения, необходимость предоставления которых оговорена страховщиком в его заявлении.

В частности, отвечая в заявлении на вопрос, поставленный страховщиком в разделе «цель использования транспортного средства» страхователь, исходя из предложенных граф: «личные», «инкассация», «учебная езда», «скорая помощь», «дорожные и специальные ТС», «такси», «прочие», указал «прочие».

Однако, по мнению страховщика, страхователь должен был сообщить страховой компании о предполагаемой форме перевозок (перевозка автобусом в режиме маршрутного такси) и сделать отметку в графе «такси».

Страховая компания, считая представленную страхователем при заключении договора информацию недостоверной, обратилась с иском о признании недействительным договора страхования, сославшись на пункт 3 статьи 944 Гражданского кодекса РФ, согласно которому страховщик вправе требовать признания договора недействительным и применения последствий, предусмотренных пунктом 2 статьи 179 Гражданского кодекса РФ, если после заключения договора страхования будет установлено, что страхователь сообщил страховщику заведомо ложные сведения об обстоятельствах, имеющих существенное значение для определения вероятности наступления страхового случая и размера возможных убытков от его наступления.

Признание договора страхования недействительным по данному правовому основанию возможно при сообщении страхователем заведомо ложных сведений. При рассмотрении таких исков суду необходимо установить, имелся ли у страхователя умысел на обман страховщика при заключении договора страхования.

Обязанность доказывания наличия умысла страхователя при сообщении страховщику заведомо ложных сведений лежит на страховщике, обратившемся в суд с иском о признании сделки недействительной.

Поскольку материалам дела не доказано наличие у ответчика умысла на сообщение страховщику заведомо ложных сведений относительно режима использования транспортного средства при перевозке пассажиров, судом в удовлетворении иска отказано.

Решение суда оставлено апелляционной, кассационной инстанциями без изменения.

(Дела № 2780/05-27, № А03-3592/05-12, №А03-3593/05-12, № А03-6726/05-12)

Выводы и предложения.

Относительно недавнее появление института гражданской ответственности владельцев транспортных средств обусловило незначительное количество дел данной категории в сравнении с другими спорами, вытекающими из договоров страхования.

Возникшие при рассмотрении споров по конкретным делам проблемные вопросы по применению ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» разрешались судом в целом правильно, в соответствии с положениями законодательства.

Между тем, как показывает обобщение практики применения закона, имеется ряд несоответствий положений Правил по ОСАГО, утвержденных Правительством РФ, общим нормам Закона об ОСАГО, в частности по вопросам определения размера страхового возмещения, основаниям освобождения страховщика от обязанности по страховым выплатам.

Отсутствие четкой регламентации в Гражданском кодексе РФ положения об участии в правоотношениях по ОСАГО застраховавшего ответственность причинителя вреда страховщика, при переходе прав страхователя на возмещение ущерба, послужило причиной отмены Высшим Арбитражным Судом РФ судебных актов арбитражного суда Алтайского края и ФАС Западно-Сибирского округа.

Определенная сложность в применении законодательства по данной категории дел обусловлена отсутствием обобщения ВАС РФ практики разрешения споров, связанных с применением законодательства о страховании ответственности владельцев транспортных средств арбитражными судами Российской Федерации.

Вместе с тем, необходимо отметить общую тенденцию к подходу применения закона, выражающуюся в том, что применение Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств не должно противоречить основным принципам обязательного страхования, в частности, принципу гарантии возмещения вреда, причиненного жизни, здоровью или имуществу потерпевших, установленному статьей 3 ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств».

Представляется, что данный подход будет в дальнейшем определять развитие правоприменительной практики в целом, и которого следует придерживаться при разрешении конкретных споров.

Судья А.В. Хворов

Помощник судьи Л.В. Полуянова

http://altai-krai.arbitr.ru/pract/obobschenie_arbitrazhnoj_praktiki/2343...